ЭКОМ - Новости :: Протест жителей против нарушения санитарных норм при размещении стоянки дизельной уборочной техники (пр. Кузнецова, д.24, Санкт-Петербург) (1989-99) :: Версия для печати - технологии общественного участия

Адрес сервера: www.ecom.su/
Адрес страницы: www.ecom.su/news/index.php?id=364


Протест жителей против нарушения санитарных норм при размещении стоянки дизельной уборочной техники (пр. Кузнецова, д.24, Санкт-Петербург) (1989-99)

Описание примера

Краткое резюме

В данном случае произошло столкновение интересов отдельных чиновников районного уровня и руководителей государственных предприятий с экологическими интересами граждан. Граждане начали проявлять активность, когда объект конфликта – стоянка – уже существовала, что осложняло разрешение проблемы. Нарушение норм эксплуатации стоянки неоднократно приводило к появлению официальных решений о прекращении ее деятельности, но они фактически не выполнялись или выполнялись частично. Механизмы жалоб и судебного разбирательства показали свою неэффективность.

 

Описание объекта конфликта:

Стоянка дизельной уборочной техники была организована в 1980 году без необходимых согласований и разрешений с грубым нарушением норм СНиП[1] по удаленности промышленных объектов от жилых домов. На стоянке осуществляется отстой и ремонт тракторов (в разное время от 3 до 100 и более машин). Машины используются для уборки территории района, и районные власти ссылаются на это, отстаивая свою позицию о необходимости данной стоянки. Стоянкой владеют два предприятия:  ПО «Спецтранс» и ПО «РСЭ» (“Ремстройэксплуатация”).

 

Экологическая опасность и протесты граждан

Ощутимое негативное воздействие стоянки проявляется в виде шума при включении и разогреве двигателей тракторов, которое происходит в утренние часы, а также в связи с ремонтными работами. Граждане полагают, что само нарушение санитарных норм и правил размещения стоянки (от 60 до 26 м до ближайших домов) говорит о том, что она оказывает вредное влияние на здоровье и является экологически опасной. В связи с явным нарушением норм доказывать негативные эффекты нет необходимости.

 

История общественного участия

Активные действия по защите экологических прав, нарушенных созданием и эксплуатацией стоянки, начала жительница одного из близлежащих домов Л.С. в 1989 году. В 1990 г. она, собрав 350 подписей, обратилась к властям и в районную СЭС (санитарно-эпидемиологическую станцию) с просьбой замерить уровни шума и загазованность от открытой стоянки под окнами жилых домов. Практически сразу же были получены копии предписаний (№171 адресованное ПО “РСЭ” и №159 для “Спецтранса”) о бессрочном закрытии стоянки «за грубое нарушение СНиП близким расположением к жилым домам и неправильное использование боксов хозблока». “Спецтранс” сразу же вывел свои уборочные трактора, а ПО “РСЭ” – нет.

Л.С. неоднократно обращалась в администрацию района, мэрию, районную СЭС, к природоохранному прокурору, в районную и городскую прокуратуру, в суд. В ходе рассмотрения первого иска суд признал, что гражданка Л.С. неправомочна заставлять ПО “РЭС” выполнять предписания СЭС. В дальнейшем новый главврач районной СЭС стал на все запросы по жалобам в различные органы отвечать, что стоянка перенесена на 100-200 метров (или на 100-120 метров), что количество машин сокращено, что стоянку обнесли забором для уменьшения шума, что въезд перенесли в другую сторону, и замеры загазованности воздуха не показывают превышение ПДК, – поэтому постановление №171 приостанавливается до 1.05.1991.

На личных приемах в ГорСЭС Л.С. получила информацию (официальное письмо за подписью главного госсанврача города В.И.Курчанова), о том, что размещение стоянок подобного типа в жилых кварталах вообще не предусмотрено СНиП. Поэтому В.И.Курчанов, проверив и подтвердив ее жалобы, обязал главврача районной СЭС вынести повторное постановление о прекращении деятельности стоянки (№154 от 25.09.1992), а также объявил последнему выговор за бездействие и волокиту в этом вопросе. Таким образом, позиция работников районной СЭС о том, что стоянку можно «подвинуть», была признана профессиональной ошибкой.

Однако постановление не выполнялось, что явилось поводом для повторного обращения Л.С. в суд, на этот раз городской. В суде ответчик представил недостоверную информацию и документы. Так, в феврале 1995 года в суд поступает документ под названием “протокол”, где перечислены некие “меры” (без дат их исполнения) по устранению замечаний постановления №154, как основание для его приостановления. Эти меры были осуществлены либо в 1989 году, либо в 1991 году (т.е. до выхода пост. № 154), либо заявлены без доказательств (например, о сокращении числа машин с 35 до 22[2]). Между тем, в ноябре 1994 года главный госсанврач в ответ на просьбу отменить постановление №154 заявлял, что не видит оснований для этого, так как ничего не сделано. Но дальнейшие обращения к В.И.Курчанову с просьбой подтвердить свою позицию остались без ответа.

Горсуд, основываясь на ложных показаниях врачей районной СЭС о якобы переносе стоянки на безопасное расстояние, отказал Л.С. в признании нарушения прав. Иск о привлечении сотрудников СЭС к уголовной ответственности за дачу ложных показаний не был принят из-за того, что судья не приводил их к присяге.

 

Позиции различных участников конфликта

Федеральные органы

Федеральные органы исполнительной власти практически никакого участия в конфликте не принимают, за исключением формальных ответов на письма и переадресования вопросов в региональные органы.

Районная администрация

Районная администрация постоянно старалась представить ситуацию таким образом, что нарушений никаких нет, кроме того, указывала на мероприятия по улучшению экологической обстановки в районе стоянки. Все ее взаимодействие с жителями сводилось к ответу на запросы.

СЭС (экологический уполномоченный орган)

Органы СЭС по запросам жителей направляли своих сотрудников для осмотра места стоянки, выносили постановления о ее закрытии, давали информацию о мероприятиях по улучшению обстановки на стоянке, о результатах экспертизы объекта. Первоначальная позиция о необходимости закрытия стоянки, позже, видимо под воздействием администрации района и города, изменилась. Чиновники стали утверждать, что в результате проведенных мероприятий стоянка не оказывает вредного воздействия на жителей близлежащих домов.

Суды, прокуратура

Рассмотрение дела в судах столкнулось со всеми проблемами в этой сфере. Дела тянутся много лет, суды перегружены, судьи некомпетентны во многих вопросах современного законодательства, сами нарушают регламент заседаний и правила ведения дела. Наблюдается тенденциозность в рассмотрении дел, нежелание разбираться. Прокуратура после нескольких формальных ответов на письма устранилась от взаимодействия и, зачастую, просто не дает никакой информации.

Депутаты

Участие депутатов как федеральных, так и городских состояло в направлении писем и депутатских запросов для получения необходимой информации в различные службы. На встречах с депутатами и их помощниками обсуждения, как правило, не происходит. Они принимают проекты писем и направляют их от своего имени.

Уполномоченный по правам человека

Общение с уполномоченным по правам человека РФ ограничилось перепиской, в которой его ответы носили формальный характер, а многие письма граждан так и остались без ответа.

СМИ

СМИ дважды участвовали в освещении ситуации по стоянке: один телерепортаж и одна статья в газете «Рабочая трибуна». Еще две статьи (для газет «Час пик» и «Невское время») остались не опубликованными.

Жители

Активность жителей в период конфликта менялась. Первоначально многие жители подписывали письма и обращения. Затем, когда ситуация долго не сдвигалась с мертвой точки, интерес к проблеме большинства жителей угас. Позднее удалось подать коллективный иск в суд (более 50 человек), но на сами заседания приходили максимум три человека. В целом население остается пассивным, а на все призывы реагирует скептически.

 



[1] Строительные нормы и правила – в России обязательный для исполнения строителями нормативный ведомственный акт. Фактически, он определяет то, нарушено или нет право на благоприятную среду.

[2] Доказательств того, что вообще существовало закрепленное за стоянкой число машин, не было представлено. Данные прокуратуры свидетельствуют, что на стоянке после ухода “Спецтранса” у “Ремстройэксплуатации” должно было остаться 60 уборочных машин тракторного типа.

Афиногенов Д.В.

Дополнительные ссылки:

ПРОЕКТЫ ЭКОМ:

  • Мониторинг развития общественного участия в России (0)Библиотека примеров общественного участия
    www.ecom.su/themes/?id=22
  • Яндекс цитирования Rambler's Top100
    Copyright ©2004-2020 ЭКОМ. Все права защищены.